Главная » 2019 » Март » 6 » Ville Valo & Agents - Soundi 02/2019 (перевод)
11:31
Ville Valo & Agents - Soundi 02/2019 (перевод)

Ville Valo & Agents (Soundi 02/2019)

Удивительно, что Энди Маккой еще не сидит на своем обычном месте. В хельсинском ресторане Sea Horse началось время обеда, когда мы приехали туда поговорить о музыке.

- Раньше вон там был стол Esko Linnanvalli и других джаз-групп. - показывает Эса Пуллиайнен, гитарист и музыкальный директор Agents. - А наш стол был там, сзади. Когда заходишь в дверь, первым делом слышишь голос Topi (Sorsakoski).

Дым тех времен давным-давно рассеялся, и не о покойном Topi Sorsakoski, бывшем солисте Agents, мы собрались поговорить. Сегодня предмет нашего разговора - другая поющая легенда, а именно Rauli Badding Somerjoki.

- Оставить место для молока? - спрашивает Вилле Вало, новый солист Agents. Он наливает черный кофе в белые чашки, и мы несем его в отдельный кабинет в задней части ресторана.

С 1934 года в "Sikala" (Sea Horse) в течение многих десятилетий развлекались, помимо прочих, такие известные личности, как поэт и политик Pablo Neruda, писатель-философ Jean Paul Sartre, и бессчетное количество сошедших на берег моряков. "И местные гопники и нобелевские лауреаты", как однажды написал известный публицист Origo ( Jouni Lompolo, журналист Helsingin Sanomat). Sea Horse - прекрасное место поговорить о жизни и конечно же, о новом альбоме Ville Valo & Agents.

В основе альбома - старые примитивные демо-записи Somerjoki, которые он записывал на кассеты у себя дома. Всего кассет было четыре, одна потерялась.

- Это очень старые кассеты. Первая была записана в 1981 году, последняя в 1985. Я все время точно знал, что они где-то лежат, вот только не помнил, где. В конце концов они нашлись среди хлама в ящике стола, в доме моих родителей. - рассказывает Пуллиайнен. - После этого они еще три года валялись на моем рабочем столе. Я глазел на них и не знал, что с ними делать. Я очень суеверный и считаю, что всему свое время. Когда я понял, что время пришло, я сразу позвонил Вилле и через два года после этого разговора мы начали работать вместе.

Это был не первый контакт гитариста и певца, в конце 90х они выступали вместе на тв-шоу "Laulava sydän".

- Да, первый раз мы встретились уже перед камерой, мы даже не репетировали. - вспоминает Пуллиайнен. - Я не имел права решать, кто придет на это шоу петь с нами, но я предложил Вилле Вало. Режиссер спросил, кого бы я хотел в качестве исполнителя песен Somerjoki, и Вилле был для меня единственным вариантом. Я оценил его уже давно и знал, что Вилле разбирается в этой теме, хоть мы и не встречались раньше.

Вилле Вало, солист, автор песен и главный босс в ХИМ. В Agents его положение немного другое. Сейчас он просто солист.

- Быть частью всего этого перформанса очень круто для меня, потому что я всегда был фанатом Agents, Rauli и всей этой поп-культуры. - говорит Вало. - Никогда не знаешь, следует ли клянчить автограф или просто петь.

Вилле Вало и Эса Пуллиайнен представляют разные поколения в создании музыки. Но все-таки совместная работа над произведениями Раули проходит на удивление гладко

Вилле Вало и Agents записали альбом с довольно разнообразным набором музыки Somerjoki, с другой стороны, выбор новых версий старых хитов, таких как "Raratiisi", "Ikkunaprinsessa" и "Tähdet, Tähdet" был слишком очевидным.

- Уже существует пара поколений, которые ничего не знают о Баддинге. - замечает Пуллиайнен. - Конечно же, мы могли бы записать альбом, который состоит только из неизвестных песен, но мы хотели донести до молодежи полную картину того, что представляет из себя Баддинг, поэтому это было самым лучшим решением.

Вало добавляет, что классику не нужно копировать.

- На самом деле мы не копировали их один в один. Мы искали для этих песен новые оттенки. Нужно быть очень чувствительным для такой работы, когда не хочешь обезьянничать, и хочешь сделать все с достоинством, и оставить что-то от автора и добавить что-то от себя. Этот баланс было очень трудно найти. На это ушло время. Для меня было важно влияние России, такой славянской меланхолии, чтобы настроение оставалось достаточно мрачным.

Вилле Вало не хотел, чтобы на альбоме звучали старые версии известных песен. Он хотел переделать их по-новому. Поиски баланса были его личным делом. Славянская меланхолия добавила музыке мрачных оттенков..
Пуллиайнен в это время пытается играть на своем Stratocaster, как на балалайке.

- Иногда говорят, что эти новые версии на самом деле совсем не новые. - смеется Пуллиайнен. - Что они на самом деле еще более древние чем те, предыдущие.

В альбоме есть песня "Kuihtuu kesäinen maa", об оригинальной версии которой в последнее время ведется много разговоров. В Финляндии Somerjoki зарегистрировал авторские права на эту песню, и недавно обнаружилось, что оригинал под названием "Minden Ember boldog akar lenni" был написан в 60х годах в Венгрии.

- Очень мифическая история. Я не знал об этом раньше, когда записывал альбом. - рассказывает Пуллиайнен. - там могло произойти все что угодно. Баддинг путешествовал по Венгрии и никто не знает, может быть, он договорился с кем-то из венгров насчет этой песни. Я сам имел дело с организациями по защите авторских прав в странах бывшего восточного блока и скажу, что это не самое простое занятие.

- Это могла быть просто навязчивая мелодия. - говорит Вало. - Ему могла нравится какая-нибудь венгерская песня и он думал, что она народная, а потом сам написал похожую песню.

- Эта история стара как мир. - продолжает Пуллиайнен. - Песни оседают в подсознании и внезапно всплывают на поверхность. Я думал, что написал одну инструментальную композицию для первого альбома Agents, но автором этой песни был на самом деле Carl Perkins. Jaakko Savo однажды пришла мысль, что его песня один в один повторяет некую польскую песню. В классической музыке происходит то же самое.

Сердце Rauli Badding Somerjoki было там, где финские и славянские мелодии встречались с американским рок-н-роллом. В альбоме Ville Valo & Agents есть две рок-песни, где Раули поет сам.

Вало: "Когда я был маленьким и начинал плакать, папа брал меня на руки и укачивал под Paratiisi. Плач сразу прекращался".

- Нам показалось правильным оставить в этих песнях голос Баддинга. Это создает уникальное настроение.

Но о ком может рассказывать зажигающая в стиле 70х "Rockin' with Enzio"?

- Я думал то же самое. Кто черт возьми этот Enzio? - говорит Вало. - Это легендарное имя, Enzio, мифическое песенное рок-божество... но мы пойдем дальше. Будем поклоняться ему на рок-алтаре.

- Это история Баддинга, прям лично от него. "Вы все, девчонки, должны пойти зажигать с Enzio". Неотразимая фраза. Enzio должно быть укусила рок-муха. - смеется Пуллиайнен.

Песни, спетые Раули, очень замысловатые в плане аранжировки. К счастью, у него была привычка во время записи демо постукивать рукой по коленке, тем самым формируя ритм.

"Kirstinkulma" и "Kettu" - две инструментальные композиции, которые, как думает Пуллиайнен, Баддинг написал в 1981 году.

- Когда Баддинг узнал, что я приду к нему в студию в качестве сессионного гитариста, ему захотелось написать для меня пару инструментальных композиций, ибо он знал, что я предпочитаю играть на электрогитаре. Я уже тогда осознал, что они получились очень интересными, но Pekka Arnio, Atte Blom и я, мы вместе решили, что не будем записывать их для альбома "Ikkunaprinsessa". Это был LP-comeback для Баддинга, но нам эти инструменталки в данной концепции не подходили. Но не будем вдаваться в подробности.

- К счастью, мы смогли осуществить это сейчас, потому что мне очень нравятся эти композиции. Они раскрывают всю многогранность Баддинга, как композитора. Он играл на гитаре совсем плохо, но умудрился сделать потрясающие инструменталки.

"Syksyn Lapsiä" - переиздание песни "Teema Vuodelta 1973", со сборника "Kaikki Laulut", который вышел в 1997 году.

Я хотел попробовать, как она будет звучать вживую и неожиданно открыл для себя, что чертовски круто. Это в некотором роде импровизация, такая музыка по определению хорошая.

Первый сингл" Orpolapsi Kiurun" и финальная песня "Tuutulaulu" несомненно относятся к элите, и этого нельзя не заметить.

- На той четвертой, потерянной кассете, помимо "Tähdet, Tähdet" были еще несколько других песен. Может быть, когда-нибудь она найдется. И тогда осталось недоделанным написанное для аккордеона инструментальное танго "Yö Hirsijärvellä".

- Насчет этого проекта было много разных мыслей. - говорит Пуллиайнен. - С одной стороны, это дань уважения Баддингу, с другой - я просто выполнил свое обещание. Эти песни предназначались для альбома еще тогда, когда я получил эти кассеты.

Между новыми и старыми демо-записями есть большая разница, и она зависит о времени, когда они были сделаны. Домашняя запись, которую сейчас можно сделать на смартфон, очень сильно удивила бы Раули. Он записывал свои демо на магнитолу и на них слышно только его мурлыканье и хлопки рукой по коленке.

- Хоть это были и сырые, необработанные записи, там чувствуется очень сильная атмосфера. - говорит Вало. - Голос Раули, фоном для него лязг трамваев, гул ветра и крики играющих на улице детей. Ничего особенного, но все-таки от этого всего мурашки бегают по спине и шерсть на руках встает дыбом. В хорошем смысле.

- Когда я слушал эти записи, я как-будто открыл Ковчег Завета, только без поплывшей рожи, как это было в "Индиана Джонс и потерянный ковчег". Конечно, приходила мысль - а можно ли к ним вообще прикасаться, но в то же время, что можно сделать свою собственную интерпретацию этих песен. Так что это не окончательный вариант.

Примитивность демо-записей была для Вало и Пуллиайнена как преимуществом, так и проблемой. Чтобы уловить суть оригинальной идеи, требовалась тяжелая работа, но в то же время минимализм развязывал руки.

- Когда Раули, сидя один дома напевал в микрофон, выстукивая ритм по коленке, это, к слову, не определяло единого гармоничного звучания. Только основная мысль, готовые фразы и этот каркас требовал тщательной обработки. Мы пытались придать песне единый вектор на той основе, которая чувствуется хорошо и правильно. - говорит Вало.

- После долгого путешествия песни переехали с кассет на альбом. - продолжает Пуллиайнен. - Сначала мелодии кажутся немного загадочными, но потом, когда начинаешь разбирать их и обрисовывать единый образ звучания, они полностью раскрываются.

- Когда певец делает у себя дома такие музыкальные наброски, он не думает, что они будут выглядеть странно, когда потом, после его смерти, кто-то будет пытаться в них разобраться. - говорит Вало. - Но это самое классное, что они не доработаны до конца. Было бы круто когда-нибудь выпустить альбом с оригинальными записями с кассет, чтобы люди их послушали.

Музыкальный стиль Раули облегчает обработку его идей.

- Чаще всего песня появлялась в голове у Раули целиком и сразу. Мелодии А и Б, проигрыши, припев и часть текста возникали одновременно. Он получал вдохновение так же, как Unto Mononen. Я думаю, что "Tuutulaulu" родилась именно так.

Альбом создавали простым разделением труда на три пункта. Пуллиайнен отвечал за музыкальную часть в своей студии, участники Agents записывались по очереди там же, Вало записывал вокал в своей домашней студии. 
- Эса жестко руководит и своими делами и производственной частью. Было круто, когда у меня была возможность делать то же самое. - говорит Вало. - Было время полежать в ванной в перерывах между записями.

В конце концов Risto Hemmi, один из боссов студии Finnvox смикшировал из полученных треков готовую музыку. 
- Risto работал с нами еще тогда, во время записи альбомов Баддинга. Было круто, что в нашей команде появился парень, который работал с первоисточником. Особенно когда он самый 
первоклассный финский специалист по микшированию. - говорит Пуллиайнен и рассказывает анекдот.

- В начале "Kettu" - прокуренный голос Баддинга, оригинал записи которого перенесли на многодорожечный рекордер. В процессе микширования мы заметили, что запись продублировалась несколько раз, чего раньше не было. При аналоговой записи такое в принципе невозможно, потому что при повторной записи на один и тот же носитель старая запись уничтожается. Мы с Ристо думали, как такое возможно? Пришли к выводу, что никак. Боже мой, это Баддинг приходил поздороваться с нами!!

Вилле Вало чаще всего называет Somerjoki немного интимно - Раули. Эса нейтрально - Баддинг. Это, может быть, зависит от того, насколько он близок их сердцу. Вилле чувствует Раули исключительно через музыку, и этот эмоциональный путь дает возможность понять его как артиста и как личность.

- Альбомы Раули были первой музыкой, которую я услышал. - говорит Вало. - Родители его очень любят, и все их виниловые пластинки теперь у меня.

Истории о Баддинге и его музыке стали частью жизни Вало гораздо раньше тех моментов, которые он может вспомнить.

- Старая семейная история гласит, что когда я был маленьким и начинал плакать, папа брал меня на руки и укачивал под "Paratiisi", после чего я замолкал. Мама тоже рассказывала историю о том, как она встретила Раули в 1970 году. Концерт был на улице при 20-градусном морозе и Раули выступал в футболке до пупка. Все девчонки сразу в него влюбились.

- Я удивлялся тогда, 20 лет назад, когда мы выступали вместе, как 22-летний парень может настолько хорошо впитать в себя атмосферу песен Баддинга. Но теперь все понятно. - говорит Пуллиайнен.

Пуллиайнен был знаком с Баддингом в реальной жизни и думает, что совсем его не знал.

- Наша работа была огромной и по-количеству и по-времени, но я не могу сказать, что хорошо узнал его. Баддинг такой человек, который не открывает свою личность посторонним.

Каким же все таки человеком был Раули?

- Это была двойственная натура. Чувствительная и в то же время суровая. Суровая часть охраняла чувствительную. Это было что-то типа защитной кожуры.

Слово "суровый" не приходит на ум в первую очередь, когда думаешь о Баддинге. Он представляется таким хрупким, уязвимым.

- Нет, бля! Иногда он устраивал мне взбучку на Финнвоксе, когда я что-то менял в записях. Но было забавно, что иногда я менял полностью все, и он не говорил вообще ничего. А потом я опять менял пару звуков и он орал как бешеный. Хорошо, что не вышвыривал меня из студии. - вспоминает Пуллиайнен.

- Это была его суровая сторона. Таким он ходил на концерты. И каждый знал, когда Баддинг в плохом настроении.

Насколько правдив фильм о Баддинге который снял в 2000 году Markku Pölönen?

- Мне он понравился, но это выдуманная и фальшивая история о Баддинге. Я не очень понимаю все сцены, но некоторые взяты прямо из его жизни. Особенно та, где мы были в лодке на озере.

Что же делало Баддинга таким великим исполнителем?

Вало: "Я не думаю, что у Раули были проблемы со скрещиванием ног. Это не связано с сексуальностью, а скорее с чувствительностью".

- Чувствительность. - говорит Вало. - В старой финской поп-музыке мужики чаще всего выглядят слишком мужественно. Не думаю, что у Раули была проблема со скрещиванием ног, это не имеет отношения к сексуальности, а скорее именно к его чувственному образу. Например песня "Nuori rakkaus" просто залезает под кожу и разрывает на куски, именно поэтому она очень сильная. Раули поразил меня в первую очередь тем, что не скрывал свою уязвимость. Эта его особенность трогает до глубины души многие поколения, потому что человечность не стареет.

- У всех великих артистов такая особенность. - добавляет Пуллиайнен. - Сценический образ Баддинга это чаще всего молодой парень, который держится в стороне от всех.

Раули родился 30 августа 1947 года и умер в январе 1987. Девиз Ville Valo & Agents - "От дня рождения Раули до дня рождения Раули".

- Мы обьявили об этом проекте в последний день августа 2018 года. Концерты будут продолжаться летом 2019 до конца августа. Хорошо, когда в делах дедлайн. Неопределенность ужасна. - говорит Вало.

- В этом году, кстати, ровно 45 лет моей гастрольной жизни. - говорит Пуллиайнен. Он гастролирует по Финляндии на пару лет дольше, чем Вало живет на свете.

В этом году исполняется 45 лет гастрольной жизни Пуллиайнена. Он выступает по Финляндии на пару лет дольше, чем Вало живет на свете.

 

- Первые 30 лет это весело, а потом увидишь. Вот так то, Робин!

Когда первый сингл "Orpolapsi Kiurun" стал доступен для прослушивания, восхищенных криков было достаточно. Такое ощущение, что совместной работы Вало и Agents люди ждали больше всего на свете.

- Сейчас чудеса популярны и мы в некотором смысле одно из таких чудес. - говорит Пуллиайнен. - Организаторы уже лет 20 спрашивают меня, когда мы снова споем с Вилле. Ну вот, спели, и это чудо, а чудеса заводят народ. Я не знаю о музыке Чика (Cheek) ничего, но знаю, что он тоже феномен.

- Приятно слышать, что меня и Чика ты упоминаешь почти в одном предложении. - вздыхает Вало. - Мы феноменальны. Вот интересно, в контексте антропологического эксперимента, кто придет на наши концерты. По крайней мере, наша музыка звучит, как музыка, хотя она не всегда так звучит, как будто мы не играем вместе.

Судя по предварительным продажам билетов, этот феномен действительно затягивает народ в свою секту. Это заставляет Пуллиайнена удивлятся, насколько естественно проходит процесс.

- Провидение руководит нами. Создание альбома - это огромный путь, и хотя было много моментов, которые смущали и раздражали, все время чувствовалось, что кто-то откуда-то наблюдает за нами и руководит процессом, расставляя все по местам.

- Это очень редко бывает в жизни, когда все идет хорошо и естественно и приходит к нужным результатам. - продолжает Вало. - Когда дела идут как надо, не нужно их обсуждать.

- Вилле звучит как Вилле, а Agents как Agents. Спасибо создателю, мы быстро договорились, хотя оба довольно независимые личности. Когда я делаю альбом, у меня довольно решительная позиция и я могу внезапно наступить на горло железным каблуком. У Вилле не менее сильная точка зрения, но все-таки у нас почти не было разногласий. - говорит Пуллиайнен.

- Наверное дело в том, что мы слишком ценим работу друг друга. - продолжает Вало. - Это важно для творческого человека.

А может все дело в том, что дух Раули руководил сверху работой Вало и Agents? Что бы он мог сказать о вашем альбоме?

- Наверное, ничего. - говорит Пуллиайнен. - Он вообще никогда ничего не говорил об альбомах, которые мы сделали.

Вилле Вало никуда не спешит после распада ХИМ. Новая музыка в любом случае будет сделана, но Вало не раскрывает своих тайн.

'Смелые повороты.'

Будущее Вилле Вало открыто, но жесткие диски уже трещит по швам. 
Когда в 2017 году ХИМ завершил свою карьеру, многие думали, что Вилле Вало быстро выпустит англоязычный альбом. Но этого не произошло. Вало залег на дно, и все его последующие релизы (кавер на песню Джона Денвера "Olet mun kaikuluotain" и альбом Ville Valo & Agents) были на финском языке.

- После ХИМ наступать на те же грабли было бы глупо. - оправдывается Вало. - Самым лучшим решением было сделать крутой поворот, после которого придется ходить на цыпочках и бороться с трудностями.

Вало говорит, что Badding-проект ни в коем случае не был надгробным камнем на могиле ХИМ. 
- Мы с Эсой занялись этими старыми кассетами еще за год до того, как ХИМ приказал долго жить. То есть я развалил ХИМ, чтобы стать солистом Agents, потому что то англоязычное дерьмо никто не был в состоянии слушать. - шутит Вало.

Конечно же это не так. ХИМ был такой огромной частью его жизни, что после него вряд ли станешь заниматься всем, чем угодно. 
- Мы были такими молодыми, когда собрали ХИМ, что на нем была сформирована большая часть моей личности. Я никогда не думал, что я стал музыкантом благодаря ХИМ, но это был мой образ жизни и моя семья.

Agents-проект является важным этапом в карьере Вало. Он говорит, что жесткие диски в его домашней студии трещат по швам, но не только от музыки Somerjoki. 
- Я делал новые песни на английском языке. Только создатель знает, что из этого в конечном итоге получится, если получится. Делать только одно дело за один раз, и сосредотачиваться только на нем. Я многому научился в этом проекте, и это повлияет на мою музыку.

ПЕРЕВОД: Ольга Гузенко. Источник: HIM's Almanac

Просмотров: 108 | Добавил: Zhenia_Kirsikkalove | Теги: Ville Valo & Agents, Ville Valo, Finland, Ville Valo 2019 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]